НАУКА
И
ЖИЗНЬ
Понедельник, 22.07.2024, 11:00



ХРОНОГРАФ                                    
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

ДРУЗЬЯ САЙТА
ЗНЦИКЛОПЕДИЯ ЗНАНИЙ

счетчик посещений


«Лишь мертвым ведом Джокертаун» Джон Дж. Миллер

[ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ (80.5 Kb)]

27.09.2017, 19:55
Читать полностью в формате WORD



Бреннан двигался сквозь осенний воздух, будто часть его. Или осенний воздух был частью его самого.
Осень принесла прохладу, которая напомнила Бреннану Кэтскил, пусть и едва. По горам он тосковал больше, чем по чему бы то ни было, но пока Кин на свободе, они недостижимы так же, как и духи погибших друзей и любимых, которые в последнее время преследовали его в воспоминаниях. Он любил горы так же сильно, как и всех тех людей, которых он подвел за годы жизни. А кто будет любить грязную мешанину города? Кто в состоянии хотя бы познать этот город, хотя бы даже и Джокертаун, малую его часть? Уж точно не он, но присутствие здесь Кина приковало Бреннана цепями к Джокертауну, цепями из каленой стали.
Он пересек улицу, входя в квартал, заполненный развалинами городских домов, окружавших «Кристальный дворец». Шестым чувством охотника он ощущал глаза, провожающие его взглядами. Перекинул брезентовый мешок со сложенным луком в более удобное положение, не в первый раз задумываясь, что за создания избрали себе домом эти кучи мусора. Раз или два он услышал торопливый шорох, который не был шелестом ветра в мусоре, уловил краем глаза движение, которое не было просто движением теней в лунном свете. Но никто не помешал ему, и он забрался на ржавую пожарную лестницу, свисающую с задней стены «Кристального дворца». Бесшумно добрался до крыши, миновал систему охраны, которая, безусловно, задержала бы его, если бы Кристалис не дала ему к ней коды. Открыл люк и спустился на третий этаж «Кристального дворца», личные апартаменты Кристалис. В коридоре царила тьма, но он по памяти обходил стоящие вдоль стен антикварные безделушки, двигаясь к ее спальне. Вошел. Кристалис не спала. Она сидела, обнаженная, на роскошном диване цвета красного вина, раскладывая пасьянс из антикварной колоды карт.
Бреннан мгновение глядел на нее. Ее скелет и мускулы, видимые сквозь прозрачную кожу, внутренние органы, сетка кровеносных сосудов – все это было умело подсвечено розовым светом светильника от Тиффани, висевшего над диваном. Он поглядел, как движутся кости ее руки, тасуя карты и вытаскивая туза пик.
Она подняла взгляд и улыбнулась ему.
Ее улыбка была загадочна, как и вся Кристалис. Непонятная, поскольку лицо, казалось, состояло лишь из губ и мимических мышц поверх челюстей и скул. У этой улыбки могла быть тысяча разных смыслов, любых, какие только могут быть у улыбки. Бреннан счел, что ему рады.
– Прошло достаточно времени, – сказала она, критически глядя на него. – У тебя уже успела борода отрасти.
Бреннан закрыл дверь и поставил чехол с луком к стене.
– Дела были, – сказал он тихим низким голосом.
– Да.
Она продолжала улыбаться, так что Бреннан уже не мог делать вид, что не замечает язвительности.
– Некоторые из них пересекались и с моими.
Было четко ясно, что она имеет в виду. Несколько недель назад, в День Дикой Карты, Бреннан прервал важную встречу в «Кристальном дворце», на которой Кристалис торговалась за очень ценные документы. В том числе личный дневник Кина. Бреннан надеялся, что содержащиеся в нем сведения позволят растянуть клятую шкуру Кина на стене, очень хотел заполучить его, но выяснилось, что он бесполезен. Все записи в дневнике были уничтожены.
– Извини, – сказал он. – Мне был нужен этот дневник.
– Да. – ответила она. Полупрозрачные мышцы набухли, она нахмурилась. – И ты прочел его?
– Да, – после секундного размышления ответил Бреннан.
– Не будешь столь любезен поделиться, что ты оттуда узнал?
Это было скорее требование, чем просьба. Ничего хорошего не будет, подумал Бреннан, если сказать ей правду. Наверняка подумает, что он пытается все скрыть.
– Возможно.
– Тогда, думаю, я смогу тебя простить, – сказала она тоном, в котором не было ни капли прощения. Медленно собрала карты, отдавая дань уважения их стоимости и древности, аккуратно положила на многоногий столик у дивана. Томно потянулась, и ее соски заколыхались, выделяясь на невидимой плоти, тепло и упругость которой были хорошо знакомы Бреннану.
– Я тебе кое-что принес, – примирительным тоном сказал он. – Не информацию, но то, что тебе понравится не меньше.
Присев на край дивана, он сунул руку в карман джинсовой куртки и достал небольшой конверт без надписей. Отдал Кристалис. Она потянулась за конвертом, и ее невидимое, но теплое и мягкое бедро коснулось Бреннана и легло поверх его бедра.
– Это «Пенни Блэк», – сказал он, когда она поднесла полупрозрачный конверт к лампе. – Первая в мире почтовая марка. Негашеная, в идеальном состоянии. Поэтому, скорее, редкая, чем очень дорогая. С репродукцией портрета королевы Виктории.
– Очень хорошо, – ответила она, снова загадочно улыбаясь. – Даже спрашивать не буду, откуда ты ее взял.
В ответ Бреннан улыбнулся и промолчал. Он понимал, что она прекрасно знает, откуда у него марка. Он попросил ее у Тени, когда они просматривали коллекцию редких марок, которую она стащила у Кина, из того же сейфа, где лежал дневник, в День Дикой Карты. Тень огорчилась, что Бреннан не нашел того, что искал, в том бесценном дневнике, и с радостью отдала ему марку, когда он ее попросил.
– Ну, надеюсь, тебе она понравится, – сказал Бреннан, вставая и потягиваясь. Кристалис положила конверт поверх колоды карт. У него выдался тяжелый день, он устал. Бреннан подошел к столику у огромной кровати Кристалис и взял в руку графин ирландского виски, который она держала специально для него. Посмотрел и нахмурился. Поставил обратно. Сел обратно на диван, рядом с Кристалис.
Та двинулась к нему и мягко накрыла его тело своим. Бреннан ощутил густой и сексуальный запах ее духов, поглядел, как кровь пульсирует в сонной артерии.
– Не передумал насчет выпивки? – тихо спросила она.
– Графин почти пустой.
Слегка отодвинулась, глядя в его глаза, в которых застыл вопрос.
– Ты пьешь только «Амаретто».
Это было утверждение, не вопрос. Кристалис кивнула.
Бреннан вздохнул.
– Когда я только повстречался с тобой, мне нужна была только информация. Я не хотел, чтобы между нами что-то было. Ты сама все начала. Если хочешь, чтобы это продолжалось и имело какое-то значение, я хочу быть единственным, кто делит с тобой ложе. Уж так я устроен. Только так я могу принадлежать другому.
Кристалис несколько секунд глядела на него прежде, чем ответить.
– С кем еще я сплю, не твое дело, – наконец протянула она с британским акцентом, фальшивым, насколько знал Бреннан, хорошо разбираясь в языках.
– Тогда я лучше пойду, – сказал он, кивая и вставая.
– Подожди, – сказала она, тоже встав. Они долго глядели друг на друга, и она наконец заговорила примирительным тоном: – По крайней мере, выпей. Спущусь, налью в графин. Ты выпьешь, и мы… мы поговорим.
Бреннан устал, и у него не было в Джокертауне другого места, где он мог бы остаться.
– Хорошо, – тихо сказал он. Кристалис укуталась в шелковое кимоно, расписанное струями дыма в виде силуэтов скачущих во весь опор лошадей, и оставила его, наградив улыбкой, скорее, смущенной, чем загадочной.
Бреннан принялся расхаживать по комнате, глядя на свое отражение во множестве антикварных зеркал, украшавших стены спальни Кристалис. Надо было уйти, сказал он себе, оставить все это, но Кристалис была потрясающей женщиной не только в постели. Вопреки здравому смыслу он понимал, что ему нужна ее дружба, сказать честно, ее любовь тоже.
Прошло уже больше десяти лет, и впервые он позволил себе полюбить женщину, но, как он осознал, попав в Джокертаун, чувства – не единственное, что он позволил себе. Он не мог жить лишь во имя ненависти. Сложно понять, полюбил ли он Кристалис настолько же сильно, как свою жену, женщину, в которой смешались французская и вьетнамская кровь и которая погибла от рук убийц, подосланных Кином. Он вовсе не желал испытывать любовь к женщинам, продолжая слежку за Кином, но, несмотря на всю его концентрацию на текущей задаче, несмотря на дзенский тренинг духа, желаемое и реально происходящее часто различались очень сильно.
Он молча стоял в спальне Кристалис, стараясь не вспоминать прошлое. Шли долгие минуты, и он вдруг понял, что Кристалис уже пора бы вернуться.
Он нахмурился. Непостижимо почти что, чтобы что-то случилось с Кристалис в «Кристальном дворце». Но привычная настороженность, которая спасала Бреннану жизнь столько раз, что он уже и со счету сбился, заставила его собрать лук прежде, чем идти на ее поиски. Было бы глупостью натолкнуться на нее в темноте, но для него это не впервой. Лучше чувствовать себя глупым, чем мертвым, а последнее ощущение было знакомо ему куда лучше, чем хотелось бы.
В коридоре на третьем этаже Кристалис не было и на лестнице, ведущей в бар, тоже. Он услышал приглушенные голоса, бесшумно спускаясь по лестнице.
Вынул стрелу и наложил на тетиву. Выглянул из-за угла, в бар. Стиснул зубы. Он был прав, приняв меры предосторожности.
Кристалис стояла у длинного полированного деревянного стола, протянувшегося почти через весь бар. Рядом стоял пустой графин, о котором ей уже пришлось забыть. Она скрестила руки на груди и стиснула зубы. Ее губы вытянулись в тонкую линию, выражая крайнее недовольство.
Ее держали за руки двое, а третий сидел за столом напротив нее. В полумраке ночного освещения Бреннан с трудом мог разглядеть пришедших, но у них были грубые и жесткие лица. Сидящий за столом постукивал пальцами, рядом с его рукой лежал хромированный пистолет.
– Давай же, – сказал он тихо, но очень угрожающе. – Нам просто нужна информация. Вот и все. Мы даже не расскажем, откуда ее получили.
Он откинулся на спинку стула.
– Скоро начнется война, но мы не знаем, в кого стрелять.
– Думаешь, я знаю?
Бреннан уловил в протяжной манере речи Кристалис гнев, но за гневом скрывался и страх.
Сидящий улыбнулся.
– Мы знаем, что ты знаешь, малышка. Ты все знаешь про эту хренову дыру по имени Джокертаун. А мы знаем, что кто-то собирает вместе грошовых грабителей в нечто, что теперь называется «Призрачный кулак». Они начинают работать на нашей территории, отбирают у нас клиентов, лишают нас прибыли. Пора прекратить это.
– Если бы я и знала имя, – с нажимом ответила Кристалис, – у тебя бы денег не хватило, чтобы за ответ расплатиться.
Сидящий покачал головой.
– Ты не понимаешь, – сказал он. – Это война, малышка. И она обойдется тебе дороже, чем ты могла бы заплатить за право промолчать.
Он сделал паузу, давая Кристалис время осознать смысл сказанного.
– Сэл, – обратился он к человеку, стоявшему справа от Кристалис, – я все время думал, а будут ли шрамы на ее знаменитой невидимой коже?
Сэл задумался.
– Давай проверим, – наконец сказал он. Раздался громкий щелчок, и Бреннан увидел, как блеснул свет на отполированном лезвии. Сэл махнул ножом в сторону Кристалис, и та отшатнулась к бару. Открыла рот, чтобы закричать, но второй мужчина, стоявший слева, закрыл ей рот рукой в перчатке. Сэл рассмеялся. Бреннан встал во весь рост и выпустил стрелу. Она ударила Сэла в спину, и тот кувыркнулся через стол. Никто не понял, что произошло, разве что Кристалис. Сидевший за столом вскочил, хватая пистолет. Бреннан хладнокровно выпустил следующую стрелу, пронзая ему горло. Второй громила, державший Кристалис, разразился потоком ругательств и принялся лихорадочно вытаскивать пистолет из-под куртки, из нагрудной кобуры. Бреннан прострелил ему правое предплечье. Выронив пистолет, бандит отпустил Кристалис, резко разворачиваясь и с изумлением глядя на охотничью стрелу с дюралевым древком, пронзившую ему руку.
– Боже, о боже… – пробормотал он. Наклонился, чтобы подобрать пистолет.
– Тронь его, и следующая будет у тебя в правом глазу, – тихо сказал из темноты Бреннан.
Громила осознал угрозу и выпрямился, опираясь о бар. Сжал раненую руку, тихо постанывая.
Бреннан вышел от лестницы в пространство, освещенное рассеянным светом ночного светильника. Бандит пристально глядел на бритвенно острый наконечник стрелы, наложенной на тетиву.
– Кто они? – резко и отрывисто спросил Кристалис Бреннан.
– Мафия, – дрожащим от напряжения и страха голосом ответила она.
Бреннан кивнул, не сводя глаз с бандита, который, не отрываясь, глядел на направленную ему в горло стрелу.
– Ты знаешь, кто я такой?
Мафиози энергично закивал.
– Ага. Ты тот самый Йомен, киллер с луком. Всю дорогу про тебя в «Пост» читаю.
От страха слова полились из его рта потоком.
– Точно, – согласился Бреннан. Мельком глянул на того, что перед этим сидел за столом. Бандит лежал на полу, скрючившись, под ним расплывалась лужа крови, а из его шеи торчало оперение стрелы. Сэла Бреннан и проверять не стал. Ему он попал точно в сердце.
– Тебе повезло, – таким же мертвенно ровным голосом продолжил Бреннан. – Знаешь почему?
Мафиози резко затряс головой и вздохнул с облегчением, когда Бреннан ослабил тетиву и отставил лук в сторону.
– Кому-то надо доставить послание от меня. Кто-то должен сказать твоему боссу, что Кристалис неприкосновенна. Сказать, что у меня припасена стрела с его именем и я не замедлю познакомить его с ней, если узнаю, что с Кристалис что-то случилось. Как думаешь, сможешь объяснить ему это?
– Уверен. Уверен, смогу.
– Хорошо.
Бреннан достал из заднего кармана карту с тузом пик, черную, и показал бандиту.
– А это, чтобы он знал, что ты не врешь.
Мгновенно схватив бандита за локоть раненой руки, он рывком выпрямил ее и насадил на наконечник стрелы туза пик. Бандит застонал от боли.
– А это – чтобы не потерял по дороге, – сквозь зубы добавил Бреннан.
И резким рывком крутанул мафиози, насаживая на наконечник стрелы другую его руку. Тот вскрикнул от неожиданной новой боли. Осел на колени, а Бреннан тем временем согнул дюралевое древко стрелы, завязывая его узлом вокруг рук бандита, не хуже наручников. Рывком поднял бандита на ноги. Тот заплакал от боли и страха, но не смел глянуть в глаза Бреннану.
– Еще раз тебя увижу – умрешь, – сказал Бреннан. Бандит, пошатываясь, пошел прочь, что-то неразборчиво бормоча. Бреннан следил за ним, пока он не вышел на улицу, а потом обернулся к Кристалис.
– Ты в порядке? – тихо спросил он.
– Да… думаю, да…
– Тебе придется ответить на кучу вопросов, – продолжил он. – Когда избавимся от тел.
– Да, – ответила она, резко кивая. Она снова обрела решительность и самоконтроль. – Позову Эльмо. Он управится с этим.
Пристально поглядела ему в глаза.
– Я у тебя в долгу.
– Неужели вся твоя жизнь состоит исключительно из тщательно сводимого дебета и кредита? – сказал Бреннан, вздыхая.
Она поглядела на него несколько удивленно, но кивнула.
– Да, – твердо сказала она. – Именно так. Это единственный способ не сбиться, быть уверенной…
Она умолкла, а затем развернулась и пошла к бару. Глянула на тело Сэла. Когда она снова заговорила, то сменила тему полностью.
– Знаешь, меня Тахион пригласил в этот свой тур по всему миру. Думаю, я соглашусь. Уж не знаю, какую информацию я добуду, потолкавшись среди политиков. Но если на улицах начнется война между мафией и «Призрачным кулаком» Кина…
Она в первый раз поглядела Бреннану прямо в глаза.
– Думаю, мне будет безопаснее оказаться не здесь.
Тянулись мгновения, пока они смотрели в глаза друг другу. Потом Бреннан кивнул.
– Тогда я, пожалуй, пойду.
– А виски?
Бреннан издал протяжный вздох.
– Выпивка пробуждает воспоминания, а сегодня мне этого не надо.
Он снова поглядел на нее.
– Мне придется… восстанавливаться… пару недель, не меньше. Возможно, я с тобой не увижусь до твоего отбытия. До свидания, Кристалис.
Она проводила его взглядом, и по ее невидимой щеке скатилась кристально прозрачная слеза. Но он шел, не оборачиваясь, и не увидел ее.
Категория: Альтернатавная История | Добавил: qreter
Просмотров: 310 | Загрузок: 4 | Рейтинг: 0.0/0
ПОИСК ПО САЙТУ

ВНИМАНИЕ!!!

НАСТОЯТЕЛЬНО рекомендуем Вам воспользоваться функцией "ПОИСК ПО САЙТУ", для отображения и поиска необходимого и интересующего Вас материала


НОВОСТИ САЙТА!!!



Copyright MyCorp © 2024

Рейтинг@Mail.ru www.ALL-TOP.ru
Besucherzahler femmes russes a marier
счетчик посещений